Телесные метафоры чувств в фокусе гештальт-терапии

мастер-класс (соведущий – Анастасия Гонта)

ВЫБОР ФОРМЫ СУПЕРВИЗИИ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ХАРАКТЕРОЛОГИИ ТЕРАПЕВТА

мастер-класс (соведущий – Алена Воскресенская)

Татьяна Киселева

Преподаватель кафедры основ специальной педагогики и психологии БГПУ, гештальт-терапевт, системный семейный аналитик, травматерапевт

email

Материалы автора

Телесные метафоры чувств в фокусе гештальт-терапии

Тело никогда не врёт. К сожалению, в процессе социализации оно может этому научится, но с уверенностью можно сказать: единственная реальность, которая есть у человека – его тело. Когда клиент (терапевт) садится напротив нас, он уже рассказывает  нам свою историю. Доверие своему телу необходимо, потому что в процессе общения людей их тела так же «разговаривают» между собой. Сигналы уровня содержания должны соответствовать сигналам уровня отношения. Если мы замечаем неконгруэнтность того ЧТО говорит клиент (терапевт) и КАК он к этому относится (переживает), то наша задача обратить его внимание на этот факт.

Иногда клиенты (терапевты) склонны обманывать себя, выбирая вместо аутентичных реакций социально одобряемое отношение к своим близким, окружающим  (клиентам), потому, что так надо: «любить маму», «уважать старших», «быть поддерживающим терапевтом».

Очевидно, что разумное контейнирование является одной из основных профессиональных компетенций гештальт-терапевта. Вместе с тем, ошибочно понимаемое контейнирование может оказаться игнорированием взаимосвязи телесных и психических процессов, которое токсично для психологического и соматического здоровья всех участников контакта. Делая явным это в процессе супервизии, мы способствуем обеспечению холистичности психотерапии (Л. Перлз). Соединяя тело, мысли и эмоции мы  выводим клиента (терапевта) на целостность восприятия того, что происходило «там и тогда» или происходит «здесь и сейчас».

В гештальттерапии принято наблюдать за телом в процессе работы и вербально «возвращать» клиенту увиденный материал. Наряду с данным подходом, эффективной является непосредственная работа с телом, которая способствует улучшению психоэмоционального состояния клиента. Тело помогает нам в осознавании актуальных переживаний.

В своих наблюдениях В. Райх заметил, что доминирующие черты характера часто проявляются в телесной сфере. Они могут быть выражены в походке, жестах, позе, мимике и так далее. Человек, который не чувствует себя достойным чего-то или не верит, что он имеет право на что-либо, будет иметь осанку, отражающую внешне его внутреннее состояние: шея вдавлена в плечи, голова опущена. Если мы обратим внимание клиента на это и предложим выпрямиться и обращать свое внимание на область шеи, плеч и головы, то через телесное изменение он сможет  изменить отношение к себе.

В. Райх так же высказал мнение, что все ощущаемые человеком невыраженные эмоциональные переживания не исчезают бесследно, а имеют конкретный результат в теле человека в виде образовавшихся мышечных блоков. Напряжение в мышцах человека со временем становится хроническим и приводит к образованию «мышечного панциря». Если человек не предпринимает никаких действий для того, чтобы освободиться от своего «мышечного панциря», то со временем его движения и поведение в целом становятся скованными и безжизненными. Последствия дальнейшего развития мышечного напряжения очевидны и катастрофичны: человек свыкается со своей участью и перестает замечать скованность, мышечный панцирь становится для него естественным и неосознаваемым.

«Осознанность» стала таким же популярным словом и понятием, как «здесь и сейчас». Не так давно в наших психологических глоссариях появилось понятие «телесная осознанность».

Известны четыре уровня телесной осознанности:

  1. Телесные ощущения – это способность замечать изменения в телесных процессах: покалывания, ощущение прикосновений, сжатие-разжимание, холод, тепло, физическая боль, чувство позы (удобно, неудобно), тяжесть, лёгкость, дрожание, вибрации, ощущение центра тяжести, ощущение собственного веса, равновесия, зрение, обоняние, слух, вкус, осязание. Фиксация на телесных ощущениях – это просто жизнь в живом теле, «телесная осознанность», ведущая к ежедневной радости.
  2. Телесные переживания – это эмоции и чувства, ассоциации, мысли, фантазии, метафоры, возникающие на телесные ощущения, которые можно разделить на три основные составляющие:

1) качество внимания к  ощущениям: слабость (когда человек не замечает, что рука посинела) и интенсивность, т.е. чрезмерное внимание;

2) эффективность управления вниманием, когда человек может смещать фокус внимания на различные части тела, ощущения и импульсы;

3) характер уделяемого внимания (в виде размышлений, анализа и суждений, или же безоценочного осознания ощущений текущего момента).

  1. Собственно телесная осознанность – это эмоциональное выражение ощущений через движения, действия, звуки, слова, способствующие высвобождению эмоций. Направленность телесной осознанности указывает на наше отношение к телесным сигналам: заслуживающие доверия и помогающие, либо беспокоящие и опасные. Оба вида отношения могут быть устойчивой характеристикой личности.
  2. Регрессия. При проявлении какого-либо симптома человек принимает удобную позу, при которой он не чувствует боли. Например: болит желудок: приемлемая поза – это поза эмбриона. Это очень ранняя структура развития человека – структура существования. Задача этой структуры формирование базового доверия к миру.

Телесная осознанность – это взаимосвязанность ментальных, эмоциональных и физических процессов, которые переживаются следующим образом: «я чувствую себя в своем теле, как дома».

На нашей мастерской будут представлены теоретический, методический и прикладной аспекты работы с телесными метафорами чувств в гештальт-терапии.

Влияние типа организации характера на стили работы терапевта

(по следам семинара доктора Н.Мак-Вильямс «Психоаналитическая диагностика»)

Клиенты бывают разные – это ни для кого не секрет.

Но и терапевты тоже имеют свои особенности.

После семинара доктора Нэнси Мак-Вильямс в мае 2014 года мы с Аленой Воскресенской задумались, как терапевты с разными типами организации характера могут вести себя в супервизии, и как супервизор может учитывать это в своей работе.  Мы предлагаем вам для примера описание нескольких типов терапевтов и особенностей их поведения в супервизии.

Каждому типу мы «присвоили» свои имена, чтобы внести немного юмора в такую сложную тему.

На мастер-классе вам будет предложено поисследовать собственные особенности поведения в супервизии, увидеть сильные и слабые стороны.

Терапевт-психопат.

Плохой терапевт. Если история, рассказанная терапевтом, очаровывает супервизора или вызывает леденящий ужас, перед Вами – психопат.

Доступ к чувствам ограничен, поэтому они действуют. Совершенно спокойно выслушивают шокирующие истории об изнасилованиях и расчленёнке. Они устойчивы и подобные  истории их не пугают.

Контролируют. Гордятся собой и своими достижениями. Верят в свою грандиозность. Уважает и идеализирует позицию сильного.

От супервизора ждет, что тот научит зарабатывать. Супервизору необходимо демонстрировать свой авторитет и власть, только тогда возможен рабочий альянс.

Терапевт-нарцисс.

Хороший аналитик. Всегда прав. Нет душевной склонности к терапии, только желание быть важным и иметь власть. Любят занимать сверх-позицию, вносят свои фигуры в терапию клиента.  

Завистливы, а испытывая зависть, невозможно занимать позицию ученика. Им сложно сформулировать запрос на супервизию, тогда Ваша задача – помочь ему осознать и проговорить свои желания, но не догадываться о них. Критикуют, что бы Вы ни делали. Задача супервизора – показать, что того же результата можно достичь меньшими затратами.

В связи с полюсностью их представлений о себе (ничтожность/ грандиозность), необходимо их эмоционально стабилизировать. Давать реальную обратную связь. Эмпатическое отзеркаливание подходит для большинства нарциссов-терапевтов.

Научить эмпатии.

Терапевт-мазохист.

Заботливый терапевт. Очень старается для клиента. Ждет от супервизора (как и от клиента) благодарности и похвалы за самоотверженность.

Задача супервизора – не проявлять сочувствия и показать, что можно не выполнять все пожелания клиента, а оставаться собой и держать границы. Поддерживать такие человеческие эмоции, как гнев, злость и недовольство.

Не вовлекаться в разговор-заговор двух жертв. Идентификация терапевта-мазохиста с коллегой (супервизором), не имеющим мазохистических тенденций.

Терапевт-истеричка.

Активный терапевт. Очень чувствительны, сензитивны. Для них свойственно представление о себе, как о самозванце в профессии. Центральный конфликт – пол и власть. Могу ли я, находясь в этом гендере, иметь власть? Они играют в терапевта и не всегда сами верят себе. Много неосознаваемых действий. Соблазняет клиента и супервизора.

От супервизора тоже ждет похвалы, но, в отличие от мазохиста, говорит об этом открыто.

Задача супервизора – поддерживать профессиональную (любую) идентичность. Научиться устанавливать чёткие и ясные границы (контракт). Поддерживать самостоятельные инсайты и решения для восстановлениях их собственной власти в терапии.

Депрессивный терапевт.

Терапевт-зануда. Чувствительны и сострадательны.   Не удовлетворены своей работой и собой. Остро реагируют на расставание с клиентами. Маркёр: бессилие и бесполезность Ваших стараний. Верит критике, т.к. «знает», что заслуживает её. Верит, что он во всём виноват. Склонны к идеализации отношений с клиентом и с супервизором.

Задача супервизора – атаковать супер-эго: «и что в этом такого катастрофического?», «откуда ты взял, что ты самый худший?». Научить принимать заботу и самому заботиться о себе. Быть эмоционально стабильным, не осуждающим. Эффективная супервизия возможна при длительном периоде выстраивания безопасного  альянса.

Терапевт-шизоид.

Отстранённый терапевт. Креативность, исследовательская активность, теоретизированность всех действий и процессов, духовные изыскания. Чувствует себя уязвимым и боятся, что это почувствует клиент или супервизор. Не предъявляет свои реакции, чтобы не устанавливать эмоциональные связи. Много юмора, фантазий метафор. Не склонны проявлять агрессию.

Задача супервизора – выстраивать рабочий альянс не на основе метафор, а на основе личных реакций и реальных чувств (злость, гнев). «Раскрасить их «чёрно-белый» мир, добавить цвета и полутонов».

Параноидный терапевт.

Терапевт-детектив. Подозрительны, без чувства юмора, враждебны, доступ к собственной агрессии затруднён. Критикующие, не доверяющие, не признающие авторитетов.

Супервизор представляет угрозу. Бросает вызов и стремится победить «супервизора-родителя», партнёрские отношения «на равных» им недоступны.

Задача супервизора – не уверять, что им ничего не угрожает, просто игнорировать их подозрительность; иногда присоединяться к подозрениям. Парадоксальные интенции способствуют исчезновению параноидных речей. Юмор, самоирония, признание собственных ошибок – эффективный способ создать рабочий альянс.  Подчёркивать различия между мыслями и действиями.

Маниакальный терапевт.

Гиперактивный терапевт. Весёлый, остроумный, социально привлекательный, кокетливый, флиртующий, зависим от работы, слишком контактен. Не выдерживают глубоких переживаний клиента.

Задача супервизора – уточнять и перепроверять. Быть решительным и активным.

Проекты автора

1 ответить
  1. Владимир
    Владимир says:

    В общем-то неплохо, но супервизоры точно такие же – так что вариантов взаимодействия ой как много, попробуйте описать.

    Ответить

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *