Самосупервизия — это форма супервизии, которая всегда уместна, ведь способность анализировать свою работу повышает ее эффективность.  Когда закрывается дверь за клиентом, какие вопросы вы себе задаете? На что опираетесь в оценке качества своей работы? Приведу несколько вопросов, который помогут в самоанализе работы

  1. Я слышу, что мой клиент говорит……. / вижу, что он делает……..
  2. Что я думаю и чувствую, наблюдая это?
  3. Что я говорю или делаю в связи с этим?
  4. Каким образом я выбираю вариант интервенции?
  5. Чего я хотел достичь при помощи этой интервенции?
  6. Как отреагировал клиент?
  7. Чего я добился на самом деле? 
  8. Как я могу повысить эффективность работы?

А теперь самое интересное.  Вы сумели ответить на ВСЕ вопросы? Тогда считайте, что самосупервизия удалась. А если какие-то вопросы так и остались без ответа? Или вы не помните деталей, пропуская целые куски сессии? Это хороший маркер того, что из виду упускается что-то важное из терапевтических отношений с клиентом, то, что, возможно, негативным образом сказывается на вашей работе. Вам интересно, с чем связаны такие провалы? Тогда самое время обратиться на супервизию, индивидуальную или групповую. Дополнительные вопросы супервизора и коллег, их обратная связь и гипотезы сильно проясняют всю ситуацию. 

_______________________

Действующие супервизорские группы с Ольгой Писаревой:

Если вы работаете психологом и чувствуете, что вам нужна поддержка коллег, но не обращаетесь за ней, прислушайтесь к себе, возможно, в основе лежит одна из причин. Я перечислю лишь некоторые препятствия и возможные пути их преодоления.
——————————————-
 Предыдущий опыт супервизии.
Как хороший, так и плохой. Неудачный опыт вызывает настороженность, а удачный ведет к сравнению и обесцениванию. 💬«Никто не сравниться с моим предыдущим супервизором!»

 Выход: составьте резюме прошлого опыта супервизии:
а) с какой целью вы пришли тогда на супервизию?;
б) что нового вы узнали про себя, свои навыки?;
в) как изменилась ваша практика после этого опыта?
А потом подумайте о текущем состоянии вашей практики.
Есть ли сейчас потребность в супервизии?
Чем текущая потребность отличается от предыдущей?
——————————————-
 Страх оценки.
Часто у супервизируемого возникает ощущение небезопасности, связанное со страхом осуждения или ожиданием негативной оценки его работы со стороны супервизора. Очень рискованным выносить на супервизию случаи, в которых он упустил что-то, что впоследствии кажется совершенно очевидным. И даже если специалист с такими переживаниями доходит до супервизии, то часто он что-то недоговаривает. Гилберт и Эванс описывают через механизмы «профессиональной защиты», как супервизируемый справляется со своей тревогой:

А) Информационное наводнение – супервизант подробно, в мельчайших деталях описывает все особенности клиента и обстоятельства сессии. 💬 «Вы ничего не поймете, пока я не опишу вам все особенности моего клиента».

Б) Отрицание — энергичное отрицание необходимости использовать ту или иную интервенцию/стратегию работы
💬 «Это совсем не ново для меня», «Я уже с этим знаком», «Да, я пробовал так делать, но…».

В) Самобичевание. 💬 «Я знаю, что совершил ошибку в ходе этой сессии», «Я никогда не смогу сделать это как следует», «Чтобы вы ни говорили мне, я все забываю, садясь напротив клиента».

Г) Восприятие супервизии как личное отношение. 💬 «Я знаю, вы будете критиковать то, что я делал… Я думаю, что проблема в действительности заключается в расхождениях наших взглядов по поводу клиентов… Я ужасно себя чувствую, идя на супервизию, потому что она постоянно заканчивается спорами…».

Д) Поиск виноватого, или «мелкие придирки». 💬 «Вы сделали интересное предложение, но я не уверен, что это сработает именно с данным клиентом». «В прошлый раз вы мне рекомендовали сделать так-то, а стало еще хуже…»

Е) Перекладывание проблемы на супервизора. 💬 «Я действительно не злюсь на клиента, вы уверены, что это не ваша злость?»

 Выход: отслеживать собственную тревогу, связанную с процессом супервизии, делиться своими страхами и опасениями с супервизором, при необходимости обратиться на личную терапию
——————————————-
 Супервизор – непреклонный авторитет
Чаще всего такое восприятие связано с переносом. Внутри супервизии отношения выстраиваются по позициям Взрослый-Взрослый, отношения равные. Но часто супервизора видят в искаженном свете: иногда ему приписывается чрезмерная сила и опытность, рядом с которыми супервизируемый ощущает себя Ребенком, постоянно доказывающим способность делать свою работу. Да, существует отдельная форма супервизии – экспертная, когда супервизор действительно больше контролирует и оценивает профессиональные навыки психолога, но это соответствует запросу супервизируемого и заранее оговорено в контакте.

 Выход: проработать собственный перенос в личной терапии
——————————————-
 Внешние препятствия
Финансовые затруднения 💬 .«Я не могу позволить себе супервизию»)  Выход: проявить большую активность: найти опытного коллегу, который согласится поддерживать вас в профессиональном развитии; найти интервизорскую группу, в которой коллеги учувствуют на безоплатной основе

Географические сложности (проживание в отдалённых местностях).  Выход: найти супервизора или супервизорскую группу удаленно

Коллеги, а с какими препятствиями получать супервизию сталкивались вы?

——————————————-
Мои действующие супервизорские группы:
1. Супервизорская online-группа для практикующих психологов и психотерапевтов (1 раз в три недели по четвергам с 10:00 до 13:30) — с 12 сентября — перейти
2. Супервизорская группа «Мастерская PsyProject» 2-й сезон (Минск, 1 раз в месяц по четвергам с 11:00 до 15:00) — с 19 сентября — перейти

Есть 3 места

Друзья и коллеги! С сентября, 2019 г. продолжает свою работу супервизорская группа «Мастерская PsyProject» для практикующих психологов и психотерапевтов.

Формат группы — поддерживающий-обучающий-развивающий в зависимости от запроса участников.

Варианты работы:

  • анализ случая из практики и обсуждение его с коллегами в групповом формате
  • обсуждение существующих и планируемых психологических проектов (*Поскольку последние несколько лет наряду с классической практикой я плотно занимаюсь онлайн-проектами и в этом направлении наработан достаточный опыт, то хочу предложить участникам группы обсуждать как оффлайн, так и онлайн программы. У меня в арсенале много рабочих инструментов, готова щедро ими делиться.)
  • обсуждение вопросов поиска собственного стиля работы и развитие профессиональной идентичности
  • супервизия частной практики психолога
  • обсуждение разных тем (по запросу) — работа с трудными клиентами, перенос/контрперенос, контракты и сеттинг и другие…

Что дает участие в супервизорской группе:

  • опору на своих коллег и возможность разделять с ними переживания, связанные с трудностями в своей работе
  • возможности пролонгировано обсуждать длительную работу с клиентом в спокойной и безопасной обстановке
  • увидеть «белые пятна» в своей работе
  • изучить свои сильные стороны и ресурсные состояния в работе
  • пережить трудные болезненные моменты во взаимоотношениях с клиентами
  • расширить свою профессиональную практику
  • решать все более сложные задачи в профессии

Максимальное количество участников в группе – 10 человек. Группа работает в постоянном составе и создает пространство доверия и безопасности для каждого.

Формат работы: заочная групповая супервизия. Участники также добавляются в закрытую группу на Fb, где размещаются дополнительные материалы по темам супервизии. 

Старт 19 сентября 2019 г. 

Группа проходит 1 раз в месяц, по четвергамс 11 до 15

Даты всех встреч: 

#2 — 17 октября, 2019
#3 — 21 ноября, 2019
#4 — 19 декабря, 2019
#5 — 23 января, 2020
#6 — 20 февраля, 2020
#7 — 26 марта, 2020
#8 — 16 апреля, 2020
#9 — 14 мая, 2020
#10 — 18 июня, 2020

Стоимость участия — 85 руб. (оплата только после предварительной записи)

Группа очная, проходит в Минске.

Я приглашаю вас присоединиться! 

Работа в малых группах или «тройках» является неотъемлемой частью теоретической и практической подготовки будущих гештальт-терапевтов.  Как правило, «тройка» представляет собой устойчивую во времени малую группу из трёх (четырёх) человек — участников долгосрочной программы подготовки гештальт-терапевтов. Каждый участник в процессе работы выступает в роли «терапевта», «клиента» и «наблюдателя».  Как правило, «тройки» работают по одной из двух моделей. Первая — модель устойчивых пар «терапевт — клиент», участники приобретают опыт долгосрочных терапевтических отношений,  научаются «быть» рядом с клиентом. Вторая — модель подвижных ролей «терапевт», «клиент», «наблюдатель», когда есть возможность работы с разными терапевтами, «по-новому» взглянуть на привычные темы, проработать сложные, конфликтные отношения. 

У каждой роли есть свои задачи. «Клиент» приобретает способность осознавать, переживать и размещать чувства, сигнализирующие об актуальных потребностях. «Терапевт»  + научается отслеживать, как те или иные реакции, слова, жесты, интервенции, интенции влияют на контакт с клиентом, формируют либо разрушают доверительные  отношения. В фокусе внимания работающего терапевта находятся три области актуального взаимодействия: переживания и чувства клиента, собственные переживания и реакции, влияющие на актуальный контакт, «полевые феномены». «Наблюдатель» отслеживает феномены, происходящие в контакте терапевта и клиента, старается заметить реакции, интенции, остающиеся вне поля осознавания терапевта.  Главная задача «тройки» — формирование и отработка терапевтических навыков. 

Супервизия работы участников «тройки» является необходимым компонентом профессиональной подготовки будущих гештальт-терапевтов и, как правило, осуществляется через каждые 4-6 встреч. Она направлена на решение ряда задач:

  • поддержание учебного процесса в отдельно взятой группе
  • профессионально-личностного роста каждого участника тройки
  • теоретической подготовки участников тройки (процесс-анализ терапевтической сессии)
  • разрешение феноменов групповой динамики (участники в реальном времени и пространстве учатся прояснять отношения, разрешать конфликты)

Динамика отношений в «тройке» влияет на процесс обучения, часто сводя его эффективность к минимуму. Появление супервизора провоцирует в «тройке» массу групповых феноменов, например: стыд за свою профессиональную несостоятельность, зависть и конкуренцию за профессиональное и личное признание, внимание. Все эти феномены требуют пристального внимания супервизора, обозначения и разрешения. Отчасти функция супервизора на данном этапе работы тройки чем-то схожа с функцией ведущего динамической группы.

Супервизия работы в «тройках» включает последовательные шаги:

  • работа терапевта и клиента
  • эмоциональная обратная связь (помогает прояснить те феномены сессии, которые остались за гранью осознавания терапевта и клиента)
  • процесс-анализ сессии (наблюдение и анализ фигуры, чувств, цикла контакта удовлетворения потребности, форм прерывания контакта; наблюдение и анализ динамики и структуры self; феноменологическое наблюдение за происходящим взаимодействием между терапевтом и клиентом)

Задача супервизора – это создание определенной учебной среды, где участники «тройки» могут спорить, ошибаться, аргументировать собственное мнение и оспаривать мнение супервизора. 

 

Очень важно, на каком этапе своего развития «тройка» обратилась к супервизору, чем было мотивировано это обращение и в чем запрос тройки. Также, в диагностическом процессе следует уделять внимание механизмам прерывания контакта, свойственным для тройки в зависимости от этапа контактирования:

Конфлюенция: тройка «слита» в едином переживании, пытается поглотить и растворить супервизора (сделать его участником, требовать наравне со всеми обратных связей, гипотез). Возможно, такая тройка активно дружит: вместо работы встречаются в кафе либо посвящают работу исключительно бытовому отреагированию и болтовне.

Интроекция: тройка работает «по уставу», сосредоточенно внимает супервизору, заглатывает любую гипотезу как инструкцию к действию, излишне регидна.

Проекция: тройка может наделять супервизора вытесняемыми качествами, например, ожидает от супервизора повышенной злобности, относится с паранойей. Либо наоборот, супервизор, ничего не успев для этого сделать, становится заботливым и поддерживающим.

Ретрофлексия: вся жизнь тройки происходит вне присутствия супервизора, но незримо присутствует в ней. Либо — по отношению друг к другу участники не договаривают, фантазируют и соматизируют.

Профлексия: тройка стремится удовлетворить свои потребности у супервизора. Однажды одна из супервизируемых мной троек, ведя себя довольно злобно по отношению друг к другу, наперебой обо мне заботилась – похоже, забота в их отношениях была исключена.

Эготизм: тройка замкнута, жизни участников покрыты тайнами, сквозит холодом и одиночеством, потребности удовлетворяются формально.

Дефлексия: в тройке хронически происходит динамический процесс, работ нет. Участники смеются и философствуют, ощущения сближения не наступает. На просьбу супервизора рассказать, что, с их точки зрения, происходит – уходят от ответа, отшучиваются. Иногда возможно и обратное: одни работы, никакой «жизни».

 

 

Статьи о супервизии «троек»:

Дробышевский Борис. Методические заметки о супервизии «троек» 
Серлик Виктория. Супервизия троек

 

В гештальт-терапии контрперенос — это реакция терапевта на перенос клиента. Гингер С. и Гингер А. выделяют 6 способов взаимодействия терапевта и клиента: перенос клиента на терапевта; контрперенос терапевта в ответ на этот перенос; перенос терапевта только на определенных клиентов (которые воспринимаются как дети, родители, соперники, ученики и т. д.); контрперенос клиента в ответ на перенос терапевта; актуальные чувства клиента, касающиеся личности самого терапевта; актуальные чувства терапевта к самому клиенту

Если вы часто принимаете участие в различных мероприятиях, конфренециях, ивентах, то эта информация для вас. Сегодня существует более 70 разных форматов работы с участниками. В чем различие между воркшопом, мастер-классом, круглым столом или дискуссией? Играет ли оно вообще какую-нибудь роль? Все эти формы различаются по степени влияния участников на происходящее и по наличию взаимодействия между ними.