Дистанционный сеанс отличается от личной встречи клиента и психолога. Для достижения максимально пользы от работы используйте приведенные ниже рекомендации. Каждая рекомендация − это попытка сделать удаленный сеанс как можно более похожим на личную встречу.

  1. Самое важное − обеспечить приватность. Я делаю все возможное для этого, когда мы работаем в кабинете, но сейчас эта задача ложится на Вас. Пожалуйста, приложите максимум усилий, чтобы уединиться в таком месте, где Вас вряд ли подслушают или потревожат. Скорее всего, Вам придется просить окружающих уважать Вашу приватность. Например, их можно попросить на время сессии включить развлекательную программу в другой комнате или послушать что-то в наушниках. 
  2. Постарайтесь устроиться удобно насколько это возможно, постарайтесь расположиться так же, как вы сидите во время очной сессии. Лучше всего разместиться на удобном стуле или кресле. Рабочее место − если оно есть − подойдет идеально. Не стоит лежать в кровати или на диване, где Вы обычно смотрите телевизор, равно как и сидеть на полу или бродить по комнате или офису.
  3. Поставьте коробку с салфетками рядом с собой. Если хотите, налейте себе стакан воды. Но избегайте перекусов или принятия пищи, даже если Вы находитесь рядом с кухней. Это можно сделать до или после сессии.
  4. Пожалуйста, оденьтесь на сессию так, как оделись бы на нашу личную встречу. Даже, если я вижу Вас только выше пояса, реальность такова, что Вы знаете, что на Вас надето. Кроме того во время работы я могу предлагать упражнения, которые требуют свободы передвижения по комнате.
  5. Выключите или переведите в спящий режим все девайсы (часы, ноутбуки, планшеты и телефоны), кроме того, который Вы используете для сеанса. Если Вы используете смартфон или компьютер, закройте все программы, кроме той, которую используете и, пожалуйста, отключите уведомления. Будет лучше, если Вы не будете держать девайс в руках, а установите его на специальный штатив и наденете гарнитуру.
  6. Постарайтесь оставить себе дополнительное время перед сессией и после нее. 15 минут перед сессией лучше всего прогуляться по улице, если есть такая возможность. Если такой возможности нет, можно просто походить по комнате или сделать простую разминку. Вам нужно время, чтобы отвлечься от суеты и настроиться на нашу работу. По окончанию сессии уделите 15 минут для того, чтобы пройтись или посидеть в тишине. Пауза перед погружением в следующую активность даст время для ассимиляции полученного в сессии опыта.
  7. Локация важна. Пожалуйста, старайтесь выходить на связь из одного и того же места на протяжении всего времени. Если это невозможно, то в начале сессии уделите пару минут описанию места, в котором находитесь. Я буду делать так же. Если Вам любопытно, где я нахожусь в момент онлайн-сессии − пожалуйста, спрашивайте.

Я понимаю, что эти рекомендации делают удаленную сессию менее удобной, но польза от них стоит затраченных усилий. И помните, таких же рекомендаций придерживаюсь и я.

Оригинал, перевод Е. Гончарук

Эта статья про мой опыт работы супервизором, про то, что и как происходит в группах, которые я веду очно и онлайн.

В марте я открываю новую онлайн-группу для тех специалистов, у кого именно сейчас возникла потребность получать супервизию, кто не хочет ждать нового учебного года и кто, возможно, прочитав этот пост, захочет прийти именно ко мне 🙂

Несмотря на 17-летний опыт психологической практики и преподавания, я достаточно молодой супервизор и практикую в этом качестве четвертый год. Последние два года я провожу не только индивидуальную супервизию, но групповую (очную и онлайн). Сейчас  я хочу рассказать о групповом формате и ответить на самые распространенные вопросы о группе.

Я работаю в полимодальных группах, в которых собираются психологи разных направлений и специализаций, имеющие опыт работы более года. После третьей встречи группа закрывается и работает в постоянном составе на протяжении года. Это очень важно! В группе формируется безопасная поддерживающая атмосфера, со временем участники все больше доверяют друг другу, и становится возможной их глубокая работа с разными аспектами своей практики.

С какими запросами мы работаем в группе?

Классический вариант – это заочная супервизия, т.е. представление случая: один из участников группы рассказывает о своей работе с клиентом (группой) и той сложности, которую испытывает. Маркерами такой сложности может быть «странное» чувство, вдруг возникшее к клиенту, сомнение в выборе интервенций, переживание переноса или контрпереноса, растерянность, напряженность, отсутствие интереса или, наоборот, очень сильная заинтересованность в изменениях в жизни клиента. Главное, что является причиной прийти на супервизию, это ощущение, что в работе что-то идет «не так». И с этим «не так» хочется разобраться.

Групповой формат позволяет это сделать как нельзя лучше. Уточняющие вопросы, гипотезы, обратная связь о переживаниях участников группы в момент представления случая, собственный опыт работы каждого участника расширяют видение ситуации.

Помимо заочной супервизии мы работаем над осознанием своего терапевтического стиля, обсуждаем вопросы и перспективы развития практики (особенно при переходе супервизанта с государственной службы в частную практику или в онлайн-пространство), психологические проекты друг друга, оказываем поддержку или даже даем толчок к решительным действиям. /*Кстати, благодаря поддержке и обратной связи коллег из супервизорской группы, в которой я была супервизантом, я запустила свою международную онлайн-конференцию «PsyConf» в 2018 году */ Участники моих супервизорских групп также запускают терапевтические группы, находят ко-терапевтов, выходят в эфир с вебинарами, расстаются с «дополнительными» местами подработки и сосредотачиваются на собственном пути профессионального развития.

А еще в супервизорской группе можно получить огромную поддержку себя как профессионала. Сложная у нас работа: бывают очень тяжелые клиентские истории, в которых запутанные отношения, подавленные чувства, детские «непрожитые» травмы. Иногда от услышанного мурашки бегут по коже.   И не поговоришь о сложностях в работе ни с кем из друзей и знакомых: конфиденциальность и этические принципы превыше всего. И тогда супервизорская группа – это единственное место, где можно поделиться переживаниями (соблюдая все те же правила конфиденциальности), восстановиться после «тяжелой» консультации, развеять сомнения в собственной профпригодности, быть услышанным и понятым и с новыми силами и энергией идти на очередную встречу с клиентом.

Что дает участие в группе, если я не представляю свой запрос?

Очень интересный и уместный вопрос. Как правило, за одну встречу мы успеваем разобрать 2-3 запроса. При количестве участников 6-8 человек бОльшая часть группы «работает» на других участников. Конечно, не всегда и не у всех в данный момент есть запрос на супервизию. За 3-4 недели между встречами в группе бывают периоды, когда есть ощущение, что в работе все гладко и понятно, хватает собственных ресурсов, чтобы справляться со сложностями. Тем не менее участники, даже не имея запроса, не только «отдают», но и получают. Размышляя над случаями коллег, предлагая свои гипотезы и стратегии работы, делясь опытом работы с конкретными клиентами, давая обратную связь на услышанное, каждый еще лучше осознает себя как профессионала и человека, обнаруживая собственный стиль работы. Кроме тогда, запрос коллеги может затрагивать аспекты, актуальные для вашей терапевтической практики  и иногда косвенно помогает их решать свои сложности.

В чем состоит моя функция / работа группового супервизора?

Прежде всего я организовываю пространство для безопасного раскрытия супервизанта как специалиста. И по отзывам участников предыдущих и действующих групп, мне это хорошо удается J . Я считаю, что признание своих профессиональных «слабостей» и работа над ними помогает укрепиться в своей силе как специалиста.

Я предлагаю участникам обсуждать не только сложные случаи практики, но и рассказывать об «успешных» случаях. Рефлексия того, на что может опираться терапевт, признание своих сильных сторон в работе укрепляет профессиональную самооценку и не дает «упасть» в трудностях.

Невозможно описать все возможные процессы и эффекты, имеющие место в работе группы, профессиональные эксперименты, пробы и неожиданности обратной связи. Это всегда творческая работа, ведь на группе происходит встреча нескольких профессиональных миров! И цель всего этого процесса – развитие профессиональной «устойчивости» психолога, повышение уровня его компетентности,  поддержка в развитии практики.

Я уважаю уникальность каждого специалиста, пришедшего в мою супервизорскую группу, с интересом знакомлюсь с его индивидуальным терапевтическим стилем и поддерживаю коллегу, наблюдаю его способы размышления над случаем и выдвижения гипотез. Я и сама обогащаюсь интересными техниками, так что в некотором роде учусь у коллег.

В чем особенность онлайн-группы?

Пару слов скажу об онлайн-формате наших встреч. Мы работаем на площадке Zoom. Максимальное количество участников в группе — 8 человек. Мой опыт онлайн-работы с группами показал, что это именно то количество, которое позволяет быть в контакте со всеми участниками в процессе супервизорской онлайн-встречи.

Для участников супервизорской группы я создаю группу на Facebook, где будет вся информационная часть (ссылки на комнату, расписание, ссылка на оплату и т.п.), напоминания о приближающейся встрече. Кроме того, и я, и другие участники размещают там дополнительные материалы по темам, которые мы обсуждали. Я поделюсь скриншотами того, что есть внутри нашей группы.

По договорённости со всеми участниками я веду видеозапись встреч, которые остаются строго внутри группы. Даже если по форс-мажорным обстоятельствам кто-то пропускает группу, позже он всегда может посмотреть, какие запросы мы разбирали, и даже оставить свой комментарий. Когда группа завершает свою годовую работу, записи удаляются.

Удается ли так же эффективно работать онлайн, как и в формате реального времени? Однозначно – да!

Так что я приглашаю вас в новую супервизорскую группу. О подробностях участия в группе можно узнать у менеджера Алеси Карчевской, а также записаться у нее или на сайте, заполнив предлагаемую форму

Группа открыта, работает каждый третий четверг с 10.00 до 13.00, есть расписание встреч до конца года. Запись тут 

 

ОТЗЫВЫ:

Самосупервизия — это форма супервизии, которая всегда уместна, ведь способность анализировать свою работу повышает ее эффективность.  Когда закрывается дверь за клиентом, какие вопросы вы себе задаете? На что опираетесь в оценке качества своей работы? Приведу несколько вопросов, который помогут в самоанализе работы

  1. Я слышу, что мой клиент говорит……. / вижу, что он делает……..
  2. Что я думаю и чувствую, наблюдая это?
  3. Что я говорю или делаю в связи с этим?
  4. Каким образом я выбираю вариант интервенции?
  5. Чего я хотел достичь при помощи этой интервенции?
  6. Как отреагировал клиент?
  7. Чего я добился на самом деле? 
  8. Как я могу повысить эффективность работы?

А теперь самое интересное.  Вы сумели ответить на ВСЕ вопросы? Тогда считайте, что самосупервизия удалась. А если какие-то вопросы так и остались без ответа? Или вы не помните деталей, пропуская целые куски сессии? Это хороший маркер того, что из виду упускается что-то важное из терапевтических отношений с клиентом, то, что, возможно, негативным образом сказывается на вашей работе. Вам интересно, с чем связаны такие провалы? Тогда самое время обратиться на супервизию, индивидуальную или групповую. Дополнительные вопросы супервизора и коллег, их обратная связь и гипотезы сильно проясняют всю ситуацию. 

_______________________

Действующие супервизорские группы с Ольгой Писаревой:

Если вы работаете психологом и чувствуете, что вам нужна поддержка коллег, но не обращаетесь за ней, прислушайтесь к себе, возможно, в основе лежит одна из причин. Я перечислю лишь некоторые препятствия и возможные пути их преодоления.
——————————————-
 Предыдущий опыт супервизии.
Как хороший, так и плохой. Неудачный опыт вызывает настороженность, а удачный ведет к сравнению и обесцениванию. 💬«Никто не сравниться с моим предыдущим супервизором!»

 Выход: составьте резюме прошлого опыта супервизии:
а) с какой целью вы пришли тогда на супервизию?;
б) что нового вы узнали про себя, свои навыки?;
в) как изменилась ваша практика после этого опыта?
А потом подумайте о текущем состоянии вашей практики.
Есть ли сейчас потребность в супервизии?
Чем текущая потребность отличается от предыдущей?
——————————————-
 Страх оценки.
Часто у супервизируемого возникает ощущение небезопасности, связанное со страхом осуждения или ожиданием негативной оценки его работы со стороны супервизора. Очень рискованным выносить на супервизию случаи, в которых он упустил что-то, что впоследствии кажется совершенно очевидным. И даже если специалист с такими переживаниями доходит до супервизии, то часто он что-то недоговаривает. Гилберт и Эванс описывают через механизмы «профессиональной защиты», как супервизируемый справляется со своей тревогой:

А) Информационное наводнение – супервизант подробно, в мельчайших деталях описывает все особенности клиента и обстоятельства сессии. 💬 «Вы ничего не поймете, пока я не опишу вам все особенности моего клиента».

Б) Отрицание — энергичное отрицание необходимости использовать ту или иную интервенцию/стратегию работы
💬 «Это совсем не ново для меня», «Я уже с этим знаком», «Да, я пробовал так делать, но…».

В) Самобичевание. 💬 «Я знаю, что совершил ошибку в ходе этой сессии», «Я никогда не смогу сделать это как следует», «Чтобы вы ни говорили мне, я все забываю, садясь напротив клиента».

Г) Восприятие супервизии как личное отношение. 💬 «Я знаю, вы будете критиковать то, что я делал… Я думаю, что проблема в действительности заключается в расхождениях наших взглядов по поводу клиентов… Я ужасно себя чувствую, идя на супервизию, потому что она постоянно заканчивается спорами…».

Д) Поиск виноватого, или «мелкие придирки». 💬 «Вы сделали интересное предложение, но я не уверен, что это сработает именно с данным клиентом». «В прошлый раз вы мне рекомендовали сделать так-то, а стало еще хуже…»

Е) Перекладывание проблемы на супервизора. 💬 «Я действительно не злюсь на клиента, вы уверены, что это не ваша злость?»

 Выход: отслеживать собственную тревогу, связанную с процессом супервизии, делиться своими страхами и опасениями с супервизором, при необходимости обратиться на личную терапию
——————————————-
 Супервизор – непреклонный авторитет
Чаще всего такое восприятие связано с переносом. Внутри супервизии отношения выстраиваются по позициям Взрослый-Взрослый, отношения равные. Но часто супервизора видят в искаженном свете: иногда ему приписывается чрезмерная сила и опытность, рядом с которыми супервизируемый ощущает себя Ребенком, постоянно доказывающим способность делать свою работу. Да, существует отдельная форма супервизии – экспертная, когда супервизор действительно больше контролирует и оценивает профессиональные навыки психолога, но это соответствует запросу супервизируемого и заранее оговорено в контакте.

 Выход: проработать собственный перенос в личной терапии
——————————————-
 Внешние препятствия
Финансовые затруднения 💬 .«Я не могу позволить себе супервизию»)  Выход: проявить большую активность: найти опытного коллегу, который согласится поддерживать вас в профессиональном развитии; найти интервизорскую группу, в которой коллеги учувствуют на безоплатной основе

Географические сложности (проживание в отдалённых местностях).  Выход: найти супервизора или супервизорскую группу удаленно

Коллеги, а с какими препятствиями получать супервизию сталкивались вы?

——————————————-
Мои действующие супервизорские группы:
1. Супервизорская online-группа для практикующих психологов и психотерапевтов (1 раз в три недели по четвергам с 10:00 до 13:30) — с 12 сентября — перейти
2. Супервизорская группа «Мастерская PsyProject» 2-й сезон (Минск, 1 раз в месяц по четвергам с 11:00 до 15:00) — с 19 сентября — перейти

Формат группы — поддерживающий-обучающий-развивающий в зависимости от запроса участников.

Варианты работы:

  • анализ случая из практики и обсуждение его с коллегами в групповом формате
  • обсуждение существующих и планируемых психологических проектов (*Поскольку последние несколько лет наряду с классической практикой я плотно занимаюсь онлайн-проектами и в этом направлении наработан достаточный опыт, то хочу предложить участникам группы обсуждать как оффлайн, так и онлайн программы. У меня в арсенале много рабочих инструментов, готова щедро ими делиться.)
  • обсуждение вопросов поиска собственного стиля работы и развитие профессиональной идентичности
  • супервизия частной практики психолога
  • обсуждение разных тем (по запросу) — работа с трудными клиентами, перенос/контрперенос, контракты и сеттинг и другие…

Что дает участие в супервизорской группе:

  • опору на своих коллег и возможность разделять с ними переживания, связанные с трудностями в своей работе
  • возможности пролонгировано обсуждать длительную работу с клиентом в спокойной и безопасной обстановке
  • увидеть «белые пятна» в своей работе
  • изучить свои сильные стороны и ресурсные состояния в работе
  • пережить трудные болезненные моменты во взаимоотношениях с клиентами
  • расширить свою профессиональную практику
  • решать все более сложные задачи в профессии

Максимальное количество участников в группе – 10 человек. Группа работает в постоянном составе и создает пространство доверия и безопасности для каждого.

Формат работы: заочная групповая супервизия. Участники также добавляются в закрытую группу на Fb, где размещаются дополнительные материалы по темам супервизии. 

Старт 19 сентября 2019 г. 

Группа проходит 1 раз в месяц, по четвергамс 11 до 15

Даты всех встреч: 

#2 — 17 октября, 2019
#3 — 21 ноября, 2019
#4 — 19 декабря, 2019
#5 — 23 января, 2020
#6 — 20 февраля, 2020
#7 — 12 марта, 2020
#8 — 16 апреля, 2020
#9 — 14 мая, 2020
#10 — 18 июня, 2020

Стоимость участия — 85 руб. (оплата только после предварительной записи)
Пропуски оплачиваются

Группа очная, проходит в Минске.

Я приглашаю вас присоединиться! 

Работа в малых группах или «тройках» является неотъемлемой частью теоретической и практической подготовки будущих гештальт-терапевтов.  Как правило, «тройка» представляет собой устойчивую во времени малую группу из трёх (четырёх) человек — участников долгосрочной программы подготовки гештальт-терапевтов. Каждый участник в процессе работы выступает в роли «терапевта», «клиента» и «наблюдателя».  Как правило, «тройки» работают по одной из двух моделей. Первая — модель устойчивых пар «терапевт — клиент», участники приобретают опыт долгосрочных терапевтических отношений,  научаются «быть» рядом с клиентом. Вторая — модель подвижных ролей «терапевт», «клиент», «наблюдатель», когда есть возможность работы с разными терапевтами, «по-новому» взглянуть на привычные темы, проработать сложные, конфликтные отношения. 

У каждой роли есть свои задачи. «Клиент» приобретает способность осознавать, переживать и размещать чувства, сигнализирующие об актуальных потребностях. «Терапевт»  + научается отслеживать, как те или иные реакции, слова, жесты, интервенции, интенции влияют на контакт с клиентом, формируют либо разрушают доверительные  отношения. В фокусе внимания работающего терапевта находятся три области актуального взаимодействия: переживания и чувства клиента, собственные переживания и реакции, влияющие на актуальный контакт, «полевые феномены». «Наблюдатель» отслеживает феномены, происходящие в контакте терапевта и клиента, старается заметить реакции, интенции, остающиеся вне поля осознавания терапевта.  Главная задача «тройки» — формирование и отработка терапевтических навыков. 

Супервизия работы участников «тройки» является необходимым компонентом профессиональной подготовки будущих гештальт-терапевтов и, как правило, осуществляется через каждые 4-6 встреч. Она направлена на решение ряда задач:

  • поддержание учебного процесса в отдельно взятой группе
  • профессионально-личностного роста каждого участника тройки
  • теоретической подготовки участников тройки (процесс-анализ терапевтической сессии)
  • разрешение феноменов групповой динамики (участники в реальном времени и пространстве учатся прояснять отношения, разрешать конфликты)

Динамика отношений в «тройке» влияет на процесс обучения, часто сводя его эффективность к минимуму. Появление супервизора провоцирует в «тройке» массу групповых феноменов, например: стыд за свою профессиональную несостоятельность, зависть и конкуренцию за профессиональное и личное признание, внимание. Все эти феномены требуют пристального внимания супервизора, обозначения и разрешения. Отчасти функция супервизора на данном этапе работы тройки чем-то схожа с функцией ведущего динамической группы.

Супервизия работы в «тройках» включает последовательные шаги:

  • работа терапевта и клиента
  • эмоциональная обратная связь (помогает прояснить те феномены сессии, которые остались за гранью осознавания терапевта и клиента)
  • процесс-анализ сессии (наблюдение и анализ фигуры, чувств, цикла контакта удовлетворения потребности, форм прерывания контакта; наблюдение и анализ динамики и структуры self; феноменологическое наблюдение за происходящим взаимодействием между терапевтом и клиентом)

Задача супервизора – это создание определенной учебной среды, где участники «тройки» могут спорить, ошибаться, аргументировать собственное мнение и оспаривать мнение супервизора. 

 

Очень важно, на каком этапе своего развития «тройка» обратилась к супервизору, чем было мотивировано это обращение и в чем запрос тройки. Также, в диагностическом процессе следует уделять внимание механизмам прерывания контакта, свойственным для тройки в зависимости от этапа контактирования:

Конфлюенция: тройка «слита» в едином переживании, пытается поглотить и растворить супервизора (сделать его участником, требовать наравне со всеми обратных связей, гипотез). Возможно, такая тройка активно дружит: вместо работы встречаются в кафе либо посвящают работу исключительно бытовому отреагированию и болтовне.

Интроекция: тройка работает «по уставу», сосредоточенно внимает супервизору, заглатывает любую гипотезу как инструкцию к действию, излишне регидна.

Проекция: тройка может наделять супервизора вытесняемыми качествами, например, ожидает от супервизора повышенной злобности, относится с паранойей. Либо наоборот, супервизор, ничего не успев для этого сделать, становится заботливым и поддерживающим.

Ретрофлексия: вся жизнь тройки происходит вне присутствия супервизора, но незримо присутствует в ней. Либо — по отношению друг к другу участники не договаривают, фантазируют и соматизируют.

Профлексия: тройка стремится удовлетворить свои потребности у супервизора. Однажды одна из супервизируемых мной троек, ведя себя довольно злобно по отношению друг к другу, наперебой обо мне заботилась – похоже, забота в их отношениях была исключена.

Эготизм: тройка замкнута, жизни участников покрыты тайнами, сквозит холодом и одиночеством, потребности удовлетворяются формально.

Дефлексия: в тройке хронически происходит динамический процесс, работ нет. Участники смеются и философствуют, ощущения сближения не наступает. На просьбу супервизора рассказать, что, с их точки зрения, происходит – уходят от ответа, отшучиваются. Иногда возможно и обратное: одни работы, никакой «жизни».

 

 

Статьи о супервизии «троек»:

Дробышевский Борис. Методические заметки о супервизии «троек» 
Серлик Виктория. Супервизия троек